?

Log in

No account? Create an account

С нами нужно считаться

Не нужно бояться думать...

Кто же должен это сделать?
vens, vensor
vensor

Недели две-три назад по улице Полевой в п.ст.Налейка электрики провели работу по опиловке деревьев, ветви которых могли стать причиной обрыва линий электропередач. То есть, выполняли работы в соответствии с п.21-б части IV Постановления Правительства РФ от 24 февраля 2009 года:

IV. Особенности использования сетевыми организациями земельных участков.

21. Для обеспечения безаварийного функционирования и эксплуатации объектов электросетевого хозяйства в охранных зонах сетевыми организациями или организациями, действующими на основании соответствующих договоров с сетевыми организациями, осуществляются:

б) вырубка и опиловка деревьев и кустарников в пределах минимально допустимых расстояний до их крон, а также вырубка деревьев, угрожающих падением.

Работа нужная, мимо деревьев даже при небольшом ветре было страшновато ходить, видя, как ветки раскачивают провода.
Но без ложки дегтя в бочке меда мы не можем, не интересно как-то. Вот и тут:  ветви спилили и... бросили.

IMG_1766.jpg

Вопрос: А кто должен убирать все это?

Изыскания на просторах Интернета дают однозначный ответ: Сетевой организацией или организацией, действующей на основании соответствующего договора с сетевой организацией. Юристы советуют также обратиться в Прокуратуру.

Кто-то скажет, что это мелочь, мол, и сами жители могли бы убрать весь мусор. Но позвольте, почему жители должны исправлять чьи-то огрехи? Давайте уж примем за правило добросовестно выполнять свои обязанности, а не руководствоваться привычным "Да, ладно, и так пойдет!".

Кстати, при выполнении подобных работ в районном центре отходы опиловки убираются сразу. Почему же такое отношение к обычному поселку? Что, здесь живут люди второго сорта?

И еще одно "кстати": Растет старый тополь между школой, а именно спортзалом, и жилым домом. При сильном ветре того и гляди, что сломается. Один из жителей три года пытается привлечь внимание власть имущих к проблеме с тополем: если тополь сломается, то рухнет или на крышу жилого дома, или, что страшнее. на крышу спортзала.
Но кроме обещаний, да выяснения вопроса "Кто должен заниматься спиловкой тополя?" до сих пор ничего не сделано. Все ждут, наверное, когда рухнувший тополь наделает беды.


Чиновники Кузоватово боятся правды
vens, vensor
vensor




О ситуации в Кузоватово Ulnovosti.ru уже писали ранее. В посёлке есть острые проблемы на крупнейших производствах: под сокращение попали почти 200 сотрудников комбикормового завода, под угрозой закрытия и деревообрабатывающее предприятие «Фанверк».

Только вот говорить о проблемах зачастую никто из чиновников не желает (http://ulnovosti.ru/content/2/32829/) . Гораздо проще писать радужные отчёты о том, как же всё хорошо у них в муниципалитете. А в случае выявления каких-либо проблем чиновники резко уходят в абсолютную несознанку, при этом расхваливая губернатора. Вопрос только один… зачем?



Вчера в Кузоватово прошла встреча жителей с депутатом ЗСО коммунистом Алексеем Куринным. И, казалось бы, ничего не должно было предвещать беды. Только вот рьяно болеющие за народное безмолвие чиновники пытались мероприятие сорвать. Дошло до абсурда, к пенсионерам накануне даже приходили домой и предупреждали, чтобы те не ходили на встречу.









Те, кто всё же смогли прийти на встречу с депутатом, наблюдали отрепетированный скандал, устроенный местными чиновниками: на центральной площади по уже сложившейся традиции организовали игру в хоккей для школьников и врубили громкую музыку, чтобы пришедшие люди ничего не услышали. Представители чиновничьего аппарата районной администрации при этом постоянно кричали лозунги о том, как хорошо у них в районе, не нужно слушать депутата, да и вообще Морозов молодец. Крикливые борцы «за справедливость» при этом отказывались представиться, они называли себя просто «я человек», хотя каждый из кузоватовцев, пришедших на встречу с депутатом ЗСО, прекрасно был осведомлен, ху из ху в их большой деревне.



Ситуация в Кузоватовском районе, скажем прямо, сложная. До сих пор не решены проблемы, о которых региональные власти в Москву отчитались. Не восстановлено движение электричек, на предприятиях идут массовые увольнения, в местной районной больнице пациенты вынуждены покупать лекарства за свой счет при стационарном лечении, недостроен ФОК.







При этом представители местной администрации вместо того, чтобы отвечать на вопросы жителей, пытались задавать провокационные вопросы и оправдывать главу и губернатора. К последним присоединился и начальник местной полиции (как удалось выяснить позже). Он также отказался представляться, пытался вырвать из рук депутата письмо-обращение к президенту с подписями, а потом вдруг начал требовать прекращения данного мероприятия.



Остаётся только добавить, что демонстрируя такое поведение, чиновники сами же признают, что не способны справляться со всеми проблемами у себя под носом. Именно поэтому им совершенно не выгодны подобные встречи, на которых поток правды прорывается сквозь информационную и общественную блокаду.







Светлана Васнецова



Ежедневные Новости Ульяновска


Инвестиционный «рай» дал трещину. В Ульяновской области власти умалчивают о массовых сокращениях
vens, vensor
vensor




Декабрьское сокращение порядка 400 работников «Евроцемент Групп» региональные власти вынуждены были публично признать лишь в феврале. Между тем на грани банкротства в Кузоватово оказался местный комбикормовый завод, сокращения ждут и Инзенский ДОЗ.

Совершенно неудивительно, что чиновники решили вести свою работу втихую, отказавшись от публичной гласности. В преддверие губернаторских выборов команде Морозова очень важно преподносить жителям позитивные цифры об инвестиционном рае всей страны. Только вот за красивыми отчетами скрываются судьбы сотни тысяч людей, живущих либо на зарплату в 10-12 тысяч рублей, либо увольняющихся с закрывающихся предприятий.




Фото:




Мы не зря начали говорить об инвестициях. Помнится, именно инвесторы должны были спасти в том числе и животноводческую сферу в регионе. По факту же, мы год от года наблюдаем полнейшую разруху в этой сфере, взять хотя бы официальные данные Росстата. Ульяновская область занимает последние строчки почти по всем показателям в животноводстве. Повсеместное закрытие и банкротство птицефабрик, свиных ферм и коровников влечёт за собой развал всей отрасли. Так, в Кузоватовском районе со дня на день инвестор МАПО выставит на улицу порядка двух сотен работников местного комбикормового завода. Точно так же, как выставил за ворота рабочих птицефабрик Елховской, «Симбирск Бройлера», «Ульяновской птицефабрики», «Симбирской» и «Прибрежной», ликвидировав весь птицепром в регионе http://ulnovosti.ru/content/2/29532/ .



Теперь на очереди – еще одно предприятие МАПО. В советские времена Кузоватовский комбикормовый завод считался одним из лучших и передовых в регионе. Пришедший инвестор не вложил в производство ни копейки, и вот уже несколько месяцев предприятие вовсе простаивает.





Фото:




Сотрудники отмечают: проблемы на комбикормовом заводе начались давно, но решать проблемы работяг никто из чиновников не торопится.



«Нельзя было передавать элеватор в частные руки. Раньше у нас всегда были госзаказы, и мы вырабатывали тонну за тонной, - рассказывает одна из сотрудниц Кузоватовского комбикормового завода. - В последние годы производство сильно пошло на спад. Началось сокращение числа покупателей: кто-то обанкротился, кто-то открыл производство корма при предприятии, а некоторые и вовсе стали закупать импортную продукцию. Всё это повлекло постепенную гибель нашего завода. С конца прошлого года сотрудников начали увольнять, и такое происходит каждую неделю. Каждый понедельник сокращают по 10-12 человек. К марту тут вообще никого не останется. Обращаться на биржу бесполезно, разве только за пособием. Работу для двухсот человек, которых уволили, в районе не найдут - её просто нет».







Удивительно, но эту информацию подтвердили и в службе занятости Кузоватовского района. Вакантных мест немного. Пока трудоустроили только одного(!) бывшего работника предприятия. А вот у главы района всё более оптимистично. По заявлению г-на Вильчика, он этой темой занимается третий месяц подряд. «Это не первый сигнал для нас. Комбикормовый завод недавно вошёл в группу предприятий МАПО. Но в итоге это привело к предбанкротному состоянию завода», - заявил Вильчик. - Мордовское агропромышленное объединение просто развело руками и решило остановить работу предприятия и начать сокращать штат работников». Кстати, сотрудникам уже несколько месяцев не выплачивают зарплату, а соответственно и увольняют без выходных пособий.







В не более позитивном положении находится ещё одно предприятие Кузоватово - ООО «Фанверк-плюс», занимающееся деревообработкой. Как так получилось, что у местного олигарха, генерального директора ООО ПФ «Инзенский ДОЗ» Владимира Куприянова загибаются подведомственные ему предприятия? В том числе и то самое ООО «Фанверк-плюс» в Кузоватово просто перевело сотрудников на 2/3 зарплаты, а некоторых вовсе сократили или отправили в вынужденные отпуска. На вопрос, почему такое произошло, исполнительный директор ответил просто: «Вы же видите, что происходит в стране. У нас уменьшился рынок сбыта - проблемы в строительной сфере, из-за этого у нас сократились заказы. Поэтому были вынуждены принять такие меры».





Фото:




Кризис-кризисом, но что-то наталкивает на мысль, что для некоторых особо ушлых предпринимателей он просто становится прикрытием и причиной, как сэкономить и не платить. По крайней мере, на региональном и федеральном уровнях тот же «Инзенский ДОЗ» заявляет о глобальных планах по созданию в Ульяновской области предприятия по выпуску OSB-плит. Под эту «дудочку» г-н Куприянов на каких-то особых условиях уже договорился с областными чиновниками о передаче ему без торгов и аукционов всех неиспользуемых лесов Ульяновской области. Среди них и Тереньгульское лесничество, где сейчас банкротят ОГУП. И что-то подсказывает, что леса будут переданы во что бы то ни стало, а вот инвестпроект опять же по причине кризиса может «лопнуть». Предположительно, в ближайшее время ООО «Фанверк-плюс» планирует отправить на вольные хлеба порядка ста человек. И самое главное, об этом власти молчат. Молчат о массовых сокращениях, об экономических проблемах предприятий… Действительно, не к чему портить репутацию команды «успешных» управленцев, ведь на носу выборы.



Светлана Васнецова





Ежедневные Новости Ульяновска


Записки члена отряда помощи голодающим Поволжья (1912 г.) - часть 1
vens, vensor
vensor

Когда вам говорят, что после 1891-1892 годов в Российской империи не было голода, а был "недород", вам врут. Берем "Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений" Н. Абрамова. Открываем и читаем - "НЕДОРОД см. голод". "ГОЛОД, голодовка, голодуха, голодьба; бесхлебица, бескормица, недород, неурожай; нужда, недостаток; алчность, аппетит. Голодный год. С голодухи. Голод не тетка, голод не свой брат"

http://www.dict.t-mm.ru/abramov/g/golod.html

И только так, а не иначе.

... из жизни благоденственствующей империторской России. Читайте. И помните о том годе, о котором идет речь здесь.

Л. Н. Липеровский.
Жизнь и работа в деревнях Бузулукского уезда Самарской губ.

Настоящая статья не является полным отчетом о работе всего Бузулукского
отряда Е. И. Орловой, а представляет собою лишь личные впечатления одного
из его членов.


I.
Осенью прошлого года, когда разнеслась грозная весть о голоде в целом ряде губерний, трудно было, не реагируя ничем на это общественное бедствие, оставаться в Москве и продолжать свои обычные дела. Многие из моих близких товарищей и друзей стремились уехать на голод и мне также удалось вступить в московский отряд Ек. Ив. Орловой, который быль организован ею сперва при помощи кружка частных лиц, а затем поддерживался московской городской управой, Московским О-вом грамотности общеземской организацией и многими частными лицами. 16 декабря наш отряд выехал из Москвы в Самарскую губ. В Самаре нам пришлось задержаться на несколько дней, чтобы получить у губернатора разрешение проникнуть в деревню кормить голодных крестьян. Мы находились в очень затруднительном положении, так как частные отряды были правительством воспрещены, а вступить в «Красный Крест», как нам было предложено губернатором, мы не могли, так как многие из тех лиц, которые через нас жертвовали средства, делали оговорку: «только не в «Красный Крест». В конце концов мы нашли удобный выход. При бузулукской земской управы быль учрежден «комитет по оказанию помощи населению, пострадавшему от неурожая». В этот комитет земство открыло доступ и частным лицам. Мы вступили в члены этого комитета и таким образом получили возможность ехать в деревню. .

[Читать далее]

II
26-го декабря, сделав 80-верстный путь на лошадях, по первому снегу, мы приехали в большое село Ефимовку, где, как мы слыхали еще в Москве, положение крестьян было очень тяжелое. Очень скоро мы убедились, что приехали в самый острый момент развития голодовки. В селе была эпидемия брюшного тифа, и мне, как медику, с первого же дня пришлось обходить избы, чтобы составить себе представление о характере и силе эпидемии. Самые ужасные и вопиющие картины открывались предо мною. Я зарегистрировал в тот день около 30 случаев брюшного тифа и бесчисленное множество других заболеваний: гастритов, стоматитов, общего ослабления, куриной слепоты и два-три случая цинги. У меня, как мало опытного медика, голова шла кругом от такого обилия болезней, темь более, что все больные обращались ко мне за советом, просили или требовали лечить их и дать им хлеба. Стоило мне войти в какую-либо избу, как меня тотчас же плотным кольцом окружали больные. Большинство крестьянских жилищ представляли из себя глиняные мазанки с земляным полом и глиняным потолком и имели чрезвычайно жалкий вид. Сплошь и рядом мне приходилось входить в мазанки, где с первого момента решительно ничего нельзя было разобрать. Темно, смрад, из маленького окошечка, затыканного тряпьем, едва брезжить свет, под ногами что-то липкое и сырое. Когда привыкнешь к полумраку, то видишь печь, огромную кровать с грудой тряпья, около кровати — корова, ягнята; на печи дети, кто в чем: кто без штанов, кто в одной кофтенке. Под грудой лохмотьев кто-то ворочается — это хозяин дома: у него тиф. Во многих мазанках по нескольку дней не топили печь, потому что не было «кизяков».

Другие избы на вид производили очень хорошее впечатление: построенные из крупного леса, большие, просторные; но когда я знакомился с их хозяевами, оказывалось, что у владельца этого жилища пали 3 лошади, 2 коровы; весь хлеб, который у него остался от прошлого года, он съел и превратился из «жителя», как там говорят, т.е. из достаточного крестьянина в нищего.

III.
Решено было немедленно открыть столовые и организовать медицинскую помощь. Средства, которыми мы располагали в начале нашей работы, были весьма ограничены и давали нам возможность кормить детей-школьников 180 человек и 200 человек взрослых. Нуждались в неотложной помощи несравненно большее число людей и для нас была трудная задача, как распределить порции, кого кормить в первую очередь; в дальнейшем мы надеялись получить из Москвы денег и еще открыть столовые. Мы поступили такими образом: созвали сходку и всему «миру» объявили, что приехали из Москвы помогать им и намерены открыть столовые; деньги, на которые мы будем кормить, собраны в Москве копейками и рублями сочувствующими людьми. Мы сказали крестьянам, сколько у нас было денег и сколько человек мы можем прокормить на них, рассчитывая на каждого человека тратить в день не больше пяти копеек. Так как удовлетворить всех мы не можем пока, то просим крестьян самих распределить помощь между самыми нуждающимися.

На сходке крестьяне выбрали из своей среды двух уполномоченных, доверенных людей и этим уполномоченным поручено было составить список двухсот человек самых бедных. На следующее утро вновь собрали сход и уполномоченные представили список. Список этот раза в три превышал норму и мы читали его вслух и всем миром обсуждали, кого оставить, кого пока выбросить. На каждом шагу сходка останавливалась в недоумении, не зная как быть, так как многих крестьяне не находили возможным выкинуть, а увеличить список мы тоже не могли. Как бы то ни было, список в конце концов быль фиксирован, сходка разошлась, и на душе у нас осталось очень тяжелое чувство.

IV.
Когда мы ехали на голод, то много думали о том, как и откуда будем получать хлеб и друге продукты. В действительности же оказалось, что почти всюду, где нам пришлось кормить, можно было или в этом же селе или по соседству найти богатых мужиков, у которых хлеба сколько угодно. В Ефимовке нашлись такие богатые мужики, и у них мы в первый же день купили 1,000 пуд. пшеницы по 1 руб. 45 коп. за пуд. (Обычная цена на пшеницу в тех местах 60 — 70 коп.). Мясо тоже можно было достать на месте, зато пшено, картофель, лук, молоко, яйца и капусту сначала трудно было получать, а потом и совершенно невозможно. Все закупленные для столовых продукты были сложены в амбар, ближайшее заведование которым было поручено уполномоченному от крестьян; этот уполномоченный быль обязан еженедельно выдавать из амбара продукты на каждую отдельную столовую и отвечать за целость и сохранность амбара. Из своей среды крестьяне выбирали «столовщиков», которые брали на себя обязанность ежедневно выпекать определенное количество хлеба и готовить приварок. За свой труд, как уполномоченные, так и «столовщики» денег никаких не получали, а лишь пользовались правом брать себе определенное количество порций, чтобы кормить всю свою семью. «Столовщиками», следовательно, выбирали наиболее нуждающихся крестьян, которые охотно несли общественную обязанность. Иногда бывали недоразумения с кизяками — топливом; обычно же крестьяне охотно тратили свои дрова, раз они у них имелись. Каждый «столовщик» ежедневно готовил на 50 — 60 человек. Ежедневная порция для каждого состояла из 1,5 фун. пшеничного хлеба и 1 бутылки горячего приварка. Попеременно готовили щи, картофельный супь и кулеш (густая пшенная каша). В избе, где готовился обед, была вывешена «инструкция», т.е. расписание, в какой день что готовить и подробные указания, как готовить„ что и в каком количестве класть в котел.


Кроме того, «столовщик» получал от нас подробный расчет продуктов на неделю и на месяц. По этому расчету он должен был получать продукты из амбара от уполномоченного, и этих продуктов у него должно было хватать. На стене висел список тех лиц, которые должны были получать порции из данной столовой и на этом же списке дежурный отмечал всех получивших в этот день. Мука выдавалась с тем расчетом, чтобы столовщики из пуда муки выпекали 1 пуд. 18 фун. хлеба. Эти 18 фун. припеку мы требовали постоянно, и хорошего качества мука всегда давала этот припек.

Все дети должны были обедать обязательно в столовых и ни в какому случае не уносить свою порцию домой (кроме остатков хлеба); но взрослыми предоставлено было по желанию брать свою порцию домой. Мы наверное знали, что многие дома разбавляют приварок в несколько раз водою и едят всей семьей, таки как, конечно, не все члены семьи получали обед, но как было бороться с этими злом и следует ли бороться с ним — мы не могли твердо решить; все же они принимали, хотя и плохую, но горячую пищу.

Скоро столовые наши хорошо наладились и функционировали правильно. Но в первые же дни открытия столовых создалось очень тяжелое для нас положение. Масса народу не попала в столовые; они целыми днями осаждали нашу избу, ловили нас на улицах и умоляли «пожалеть», «подписать на столовую». Мы разъясняли, что не можем больше никого «подписывать», что, ведь, мы на сходке говорили миру и выясняли, что больше 200 человек мы не можем кормить, но все это было для них непонятно. Иной раз для нас ясно было, что данному человеку необходимо помочь как можно скорее, что он «дошел», но чем помочь? И тут сотрудницы нашего отряда беспомощно рыскали по углам избы, не зная, чем бы накормить голодного и одеть его. А из соседних сель, хуторов и волостей к нам шел и шел народ: татары, чуваши, хохлы, башкиры, русские, с теми же просьбами, мольбами, иногда и требованьями, и угрозами. Подчас приходилось в резкой и категорической форме говорить с бедняками. Самими тяжело было садиться за еду в эти дни. Общая тяжелая картина крестьянской жизни усиливалась прямо-таки ужасающими падежом скота. Ежедневно в селе падали десятки голов.

V.
В январе наш отряд начал получать из Москвы большие пожертвования, и в течение месяца мы имели возможность открыть целую сеть новых столовых в Ефимовской волости, а именно в селах: Ефимовке, Васильевке, Гаршине, Ферапонтове, Федоровке и Таврическом хуторе. Самую острую нужду эти столовые удовлетворяли.

Здесь уместно указать на правительственную помощь, на характер ее и отношение к нашим столовым. В октябре месяце, когда голод сталь принимать острые формы, были организованы правительственные общественные работы. Работы состояли главным образом в возведении земляных плотин. Post factum трудно было судить, насколько эти работы велись рационально. Многие из этих грандиозных земляных сооружений были размыты и уничтожены весенней водой. Крестьяне уверяли, что земляные работы производились слишком поздно, когда земля уже замерзла и что заранее было известно, что ничего хорошего от этих плотин ожидать нельзя, но как бы то ни было, крестьяне, хотя далеко не все нуждающиеся, получали от этих работ некоторую денежную поддержку, которая была для них в то время существенно необходима.

В ноябре месяце были устроены казенные столовые, которыми заведовали земские начальники и в которых кормили, как выражались крестьяне, «всех без разбора». Эти столовые просуществовали только две недели и были все закрыты по приказу губернатора. В Ефимовской волости после закрытия столовых были обнаружены «роковые последствия», благодаря чему возникло даже судебное следствие, куда был привлечен волостной старшина, заведовавший казенными столовыми. Это следствие наделало много шуму в деревне.

После закрытия столовых была организована попудная возвратная ссуда зерном. Эта помощь состояла в том, что крестьяне получали ежемесячно по одному пуду зерна (пшеницы или ржи) на человека. Трудоспособные мужчины не имели права на эту помощь; ссуда выдавалась только женщинам, детям и старикам. Дети, моложе одного года, получали по 0,5 пуда. Эту ссуду крестьяне получали с обязательством возврата ее. Безвозвратно ссуда выдавалась только старикам и убогим.

Здесь следует указать на то, что во всех тех местах Бузулукского уезда, где нам пришлось работать, нет ни одного завода, ни фабрики, ни кустарной промышленности, ни даже извоза, и, таким образом, взрослые мужчины, «работники» не могли иметь никаких заработков зимою и оставлены были безо всякой помощи. Итак, в каждой крестьянской семье далеко не каждый член ее получал ссуду. Выдавалась ссуда не в селе, а в уездном городе, куда надо было ехать за 2-3 пудами несколько десятков верст*. Благодаря ужасающему падежу скота, громадное большинство крестьян не имели возможности самостоятельно привезти себе хлеб. Лошади или пали, или были настолько слабы, что не могли дойти и десятка верст. Приходилось нанимать подводы у богатых мужиков. Денег не было и платили несколькими фунтами с каждого пуда. Привезенное в село зерно нужно было смолоть и за это уплатить также фунта два из того же пуда. Когда мука, наконец, попадала в крестьянскую избу, каждый пуд весил фунтов на 6-7 меньше. Итак, во-первых, не все члены крестьянской семьи получали ежемесячную зерновую ссуду и, во-вторых, в силу указанных обстоятельств каждый получать меньше предполагаемого пуда. При самом хорошем расчете и при очень плохом аппетите вся семья могла пробавляться полученным хлебом ни коим образом не больше 20 дней. Остальные десять дней месяца вся семья была обречена на полное голодание.

В эти 10 несчастных дней, которые в разных селах приходились на разные числа месяца, поднималось поголовное нищенство. Крестьяне села Ефимовки шли побираться в Васильевку и наоборот; шли из одной волости в другую в надежде, что там еще остался ссудный хлеб. В одну мелочную лавчонку в селе Покровке ежедневно заходили просить подаяния не менее 100 человек. Хозяин лавки быль в отчаянии: «Не подавать нельзя, потому народ дошел, а подавать всем — разорюсь», говорить он. В конце концов картина была такова. В течение двадцати дней месяца крестьяне кое-как питались, не умирали с голоду, хотя ели один только черный хлеб, и эта полная сухомятка не предотвращала болезней. (Мой амбулаторный журнал показывает за это время 75% гастритов и стоматитов). Остальные 10 дней месяца положение каждого крестьянского двора было прямо-таки отчаянное — есть было решительно нечего.

Отсюда совершенно ясно, какое значение могла иметь и имела частная помощь. Столовые давали горячую пищу и известный процент населения кормили беспрерывно. Семья в 10 человек, получавшая ежемесячно 6 пудов хлеба в виде ссуды и из наших столовых 4 порции, т.е. 4 бутылки горячего приварка и 6 фунтов печеного хлеба ежедневно, могла прилично существовать, не хворая от голода и сухоядения. Одни только наши столовые были бы недостаточной помощью, так как кормили не всех; одна казенная помощь была бы также безусловно недостаточна. Поэтому, когда земские начальники объявили, что намерены лишить ссуды всех, кто кормится в наших столовых («чтобы не давать двух подачек»), то мы протестовали против этой меры, как только могли, так как предвидели весь ужас, который из этого мог получиться. Земские начальники хотели лишить крестьян ссуды на основании какой-то определенной статьи, но, к счастью, никто в земстве не мог понять «истинного смысла» этой статьи, и все осталось по старому.

VII.
Из соседних волостей к нам беспрерывно шел народ с просьбами о помощи. В феврале месяце, когда в Ефимовской волости сеть столовых была устроена и столовые функционировали правильно, наш отряд вынужден быль расширить свою деятельность на другие волости. Мы знали, что далеко уже уходим от первоначального плана кормить и ловчить в одном только селе, Ефимовке; сознавали также свою неопытность и малочисленность, но нужда кругом была слишком велика. Нами были открыты столовые в Покрово-Тананыковской, Андреевской и Ромашкинской волостях. Когда мы приехали в Покрово-Тананыковскую волость, чтобы открыть там на средства, полученные от земства, школьные столовые, то скоро убедились, что помощь наша там несколько запоздала. Многие крестьянская семьи совершенно разорились. В селе Покровке нельзя было нигде достать хлеба. Заболеваемость была колоссальная. В селе Ивановке — эпидемия брюшного тифа, падеж скота и в довершение всего по всей волости эпидемия сифилиса. Целью нашего приезда в эту волость было, как я уже указал, открыть школьные столовые, но для нас сразу стало ясно, что ограничиваться только одними школьными столовыми нечего было и думать. Необходима была самая широкая и скорая помощь.

Собранный нами сход носил чрезвычайно бурный характер. Мы не могли обещать крестьянам открыть столовые для взрослых, так как не имели на это денег, а крестьяне не хотели верить нашим словам. Вечером мужики намеревались разбить общественный амбар: «казенный», как они его называли, и Ек. И. Орловой стоило больших трудов уговорить их не делать этого. Мы обещали хлопотать о помощи.

Оказалось, что за две недели до нашего правда здесь функционировали земские столовые, которыми заведовал земский агроном. Эти столовые существовали всего несколько дней, и 1-ro февраля были закрыты, при чем в земскую управу заведующим была отослана бумага, в которой он пишет, что закрыл все столовые за невысылкой ему денег.

К счастью, на наши телеграфные просьбы в Москву мы получили очень скорую поддержку и в течение нескольких дней нами были открыты столовые по всей Покрово-Тананыковской волости, в селах: Покровке, Александровке-Сергиевке, Своевольной-Ивановке, Костине, Ивановке и Лаврентьевке; после были открыты столовые и в Ромашкинской волости, в селах: Ромашкине, Родюновке и Бобровке. Всюду мы открывали столовые по раз установленному порядку: собирали сходки, на сходках составляли списки, выбирали уполномоченных, столовщиков и т.д... В селе Ивановке была устроена амбулатория и питательный пункт для больных. В марте месяце были получены средства от Московского Общества Грамотности и открыты столовые для детей школьного возраста в селах: Ивановке - на 60 человек, Костине — на 50 человек; Лаврентьевке — 50 человек, Шаболовке — 25 человек и в деревне Грибановке на 20 человек.

В Петровской волости, которая находится по соседству с Покрово-Тананыковской, положение крестьян было также крайне тяжелое. Нашему отряду не пришлось работать в этой волости, но некоторым из нас пришлось быть там и удалось получить ясное представлени  о степени голода в ней и о размерах тифозной эпидемии. Всюду, где работать наш отряд мы старались составлять подворную опись с точными сведениями о состоянии каждой семьи.

Эти примеры показывали нам, что крестьянское хозяйство в этих волостях основательно разорено. Крестьяне уверяли нас, что 3 - 4 года хорошего урожая едва ли вернуть потерянное за этот год.

VII.
Я уже упоминал об ужасающем падеже скота, как о факторе, делающем общую картину голода особенно тяжелою. Старики уверяли, что они не помнят ни одной из голодовок, которые им приходилось раньше переживать, когда бы падеж скота достигал таких чрезвычайных размеров. Ежедневно в каждом селе падали десятки голов. К марту месяцу Бузулукская Земская Управа зарегистрировала падеж 10,000 только одних лошадей; количество павших голов рогатого скота и верблюдов было, вероятно, не меньше, а мелкий скот трудно было и учесть. В течении марта падеж продолжался, а в апреле усилился.

В чем была причина такого падежа? Земские ветеринары не могли констатировать какой-либо определенной эпидемической болезни и приходилось объяснять падеж бескормицей. Действительно, во всем селе нельзя было достать ни клока сена, даже и у богатых мужиков; не было и свежей соломы, так как и хлеба и травы были сожжены засухой еще весною.

Скот кормили исключительно старой соломой но б. м. эта солома содержала в себе какое-либо вредное брожение, и лошади ее не переносили.

Не нужно особенно детально вникать в сущность степного крестьянского хозяйства, чтобы видеть всю безусловную зависимость его от количества и качества скота. Не говоря уже о том, что хлебопашество, как всем известно, совершенно немыслимо без лошади, крестьяне, кроме того, с ног до головы одеваются теплой одеждой на счет скота (валенки, чулки, одеяла, шубы и т. д.) и наконец, без «кизяков», которые приготовляются из навоза с соломой, крестьяне сидели бы без топлива. Одной коровы и одной лошади для степного крестьянина недостаточно, а полное лишение скота равносильно уничтожению всего хозяйства. Отсюда ясно, почему многие предпочитали лучше самим голодать, лишь бы осталась в живых лошадь и корова; этим объясняется и тот факт, что сплошь и рядом приходилось наблюдать, как корова живет в избе со всем крестьянским семейством и ей удивляется больше заботы и внимания, чем грудными детям.

В течении всей зимы крестьяне непрестанно просили о помощи скоту, но мы не в силах были что-либо сделать для них в этом отношении, тем более, что Земство само обещало придти на помощь. Земский ветеринарный врач делал опись уцелевшего скота, и все ждали, что вот-вот будет назначена лошадям ссуда. Но помощь была оказана слишком поздно (или так и не была оказана). Стремление Земства приобрести для уезда 10,000 лошадей для поддержания крестьянского хозяйства, взамен павших, также не удалось привести в исполнение: лошади не были куплены. Весною, когда стаял снег, и нужно было выезжать в поле бороновать, степь представляла собою мрачную картину. По дорогами от села до села, направо и налево, лежали разлагающиеся трупы и скелеты животных с неизменными собаками и вороньему. Очень многие крестьяне не могли выехать в поле, таки как не на чему было бороновать, а те лошади, которые выехали, едва держались на ногах. Когда первый раз табуны быль выгнан в ночное, то в селе Покровке не возвратились домой 22 лошади, так как ночью внезапно поднялся мокрый буран и лошади его не вынесли — пали.

Наш отряд имел возможность затратить 1,500 рублей на наем бороновщиков безлошадным и 1739 рублей на покупку им лошадей и скота. Некоторые крестьяне бороновали свои полосы ручными граблями.

Источник http://scisne.net/a-281


Записки члена отряда помощи голодающим Поволжья (1912 г.) - часть 2
vens, vensor
vensor

Когда вам говорят, что после 1891-1892 годов в Российской империи не было голода, а был "недород", вам врут. Берем "Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений" Н. Абрамова. Открываем и читаем - "НЕДОРОД см. голод". "ГОЛОД, голодовка, голодуха, голодьба; бесхлебица, бескормица, недород, неурожай; нужда, недостаток; алчность, аппетит. Голодный год. С голодухи. Голод не тетка, голод не свой брат"

http://www.dict.t-mm.ru/abramov/g/golod.html

И только так, а не иначе.

... из жизни благоденственствующей империторской России. Читайте. И помните о том годе, о котором идет речь здесь.

Л. Н. Липеровский.
Жизнь и работа в деревнях Бузулукского уезда Самарской губ.

Настоящая статья не является полным отчетом о работе всего Бузулукского
отряда Е. И. Орловой, а представляет собою лишь личные впечатления одного
из его членов.

[Читать далее]

VIII.
Медицинская работа нашего отряда, началась тотчас же по приезде нашем в село Ефимовку. Крестьяне предоставили нами под амбулаторию довольно просторную деревенскую избу, хозяева которой сами переселились в мазанку. В нашему распоряжении быль достаточный запас медикаментов и инструментов, пожертвованных Феррейном, Келлером и Медлером. Главной нашей заботой было — локализовать эпидемию брюшного тифа, а затем вести ежедневный амбулаторный прием. Когда в феврале месяце эпидемия в Ефимовке, была почти прекращена, мы перенесли центре медицинской работы в Покрово-Тананыковскую волость и устроили амбулаторию и врачебно-питательный пункта в селе Ивановке, где разрасталась эпидемия брюшного тифа. Здесь, как и в Ефимовке, крестьяне предоставили для амбулатории «мирскую избу», за которую мы все же платили, оказывая этими помощь хозяевами помещения.

Ежедневно рано утром, когда еще едва рассветало, помещение амбулатории уже было переполнено больными. Принять больше 60 — 70 человек в день и «по совести» исследовать их у меня не хватало сил и терпения; приходящих же за помощью, часто было значительно больше. Попытки принимать ограниченное число по билетиками обычно ни к чему не приводили, так как часто к средине приема многие приходили из соседних сель пешком с детьми, и отказывать им, конечно, не было возможности. Вообще амбулаторный прием оказывался мало благодарной работой. Только незначительному проценту больных удавалось оказывать настоящую помощь медикаментами; в большинстве случаев, приходилось ограничиваться настойчивыми советами и внушениями.

Когда ко мне являлось около 40 женщин с грудными младенцами и подростками, то поставить 40 диагнозов по женским и 40 по детским болезням, с назначением соответствующего лечения, было задачей весьма мудреной; это было еще тем труднее, что самому приходилось тут же готовить лекарства, вертеть порошки и учить больных пользоваться всем этим. Последним обстоятельством очень затягивался прием. Иной раз, когда собиралось большое количество больных с одинаковыми болезнями, я всем им вместе давал простые советы по гигиене, которые они легко могли применить в своей жизни. Я рассказывал им, например, как уберечься от заражения сифилисом, как пользоваться рационально баней, как кормить грудных детей и. т. п. Крестьяне очень интересовались этими беседами; слушали с большим вниманием, задавали вопросы и часто, как я могу в этом убедиться, следовали тем советам, которые ясно понимали и которые мы сообща признавали выполнимыми в их жизни. Но так как никто не соглашался уходить из амбулатории «без пойла», и все с бутылками из под водки (самая распространенная посуда) в руках, просили освидетельствовать их и налить им в бутылки лекарства, то для такого рода бесед, приходилось с трудом урывать время.

Окончив амбулаторный прием, остальную часть дня я посвящал обходу тех изб, где лежали тифозные и другие тяжело больные. Первые дни мною было зарегистрировано 22 случая брюшного тифа и 2 случая цинги, а потом тифозная эпидемия некоторое время увеличивалась. В большинстве случаев условия, в которых находились больные, совершенно не удовлетворяли даже самым элементарным требованиям гигиены. Было, например, несколько семей, где в душных, полутемных глинушках, вместе со скотом, на полу лежали 3 — 4,  а в одной семье даже 5 тифозных. Когда я в первый раз пришел, в одно из таких семейств, осмотрел больных и даль простые советы: не пить сырой воды и питаться только сухарями, то единственный здоровый в семье человек, дед лет 70,. поклонился мне в ноги, плакать и благодарил, что «их не забывают». Я едва мог утешить старика, и сам готовь быль провалиться сквозь землю.

В одной избе только что умерла женщина, туда же меня позвали к больной. Моим глазами представилась такая картина: в углу, под образами стоял гроб с покойницей; около гроба собрались все «шабры» (соседи) и подняли невероятный вой; на полу и на окнах голуби, которым кто-то сыпал пшено; дверь была открыта настежь. Больная лежала на печи; я попытался залезть туда, но инстинктивно попятился назад: все на печи шевелилось от никогда мною невиданного обилия тараканов; во мне явилось чувство омерзения и ужаса, но все же пришлось взлезть на печь и осмотреть больную. У нее оказалось крупозное воспаление легких. Я указал хозяину дома на то безобразие, которое делается у него на печи. Но он удивился моему изумлению: «Что ж, это безбилетные, — они ничаво!» Все, что я мог сделать,— это удалить всех шабров вон из избы и просить хозяина скорее похоронить покойницу.

Однако, несмотря на грязь и отсутствие всякой гигиены в избах, я не мог бы сказать, что положение было безвыходное. Не всегда, но довольно часто, когда удавалось найти какие-нибудь меры к улучшению гигиенических условий, например, изоляция больного, выселение детей к соседям; в случае смежности помещений, попеременное проветривание их и т. п., крестьяне всегда следовали советам, только предварительно им нужно было толково разъяснить значение той или иной меры, выспросить какие они находят от нее неудобства и т.д. Конечно, для выполнения всех этих советов, требовалась постоянная настойчивость.

Что касается сущности тифозной эпидемии, то, насколько в Ефимовке тиф протекал сравнительно благополучно, настолько в Ивановке ему постоянно сопутствовали тяжелые нервные явления, с продолжительным помрачением сознания и параличами. Вследствие этого в Ивановке борьба с тифом, была значительно труднее. Вообще же, одною из самых действительных мер прекращения эпидемии, была выдача крестьянам горячей пиши и устройство питательного пункта для больных.

Кроме тех болезней, которые были вызваны острым моментом голода: тифа, цинги, стоматитов, куриной слепоты, гастритов, я, ежедневно в течении шести месяцев соприкасаясь с жизнью деревни, мог констатировать целый ряд других, хронических заболеваний. Подводя итоги своей медицинской деятельности по амбулаторному журналу, я убедился, что 40% деревенских жителей Покрово-Тананыковской волости, заражены сифилисом; 75% всех женщин, страдают гинекологическими заболеваниями, имеется достаточный процент костного туберкулеза, особенно cреди татар и, наконец, всюду - колоссальная детская смертность. Чтобы выяснить точную картину детской смертности, я записывал в амбулаторном журнале, сколько родилось детей у каждой приходящей ко мне женщины и сколько умерло их до восьмилетнего возраста. Эта запись показала мне, что умирают 85% всех детей.

Здесь я не имею возможности входить в детальное обсуждение всех причин, которыми обуславливается такое состояние деревни. Но главной причиной является несомненно тот факт, что на 40000 населения медицинского участка приходится только один врач; ежедневный колоссальный амбулаторный прием отнимает у врача все силы и время, и о культурном влиянии медицины на гигиену деревни, конечно, не приходится и помышлять. Так, например, целая Покровско-Тананыковская волость заражена сифилисом, а население не имеет даже самых элементарнейших понятий о течении и симптомах этой болезни, не знает простейших способов уберечься от заразы: дети едят из одной чашки с сифилитиками-взрослыми, всякая болезнь у них - "простуда" или "головной тиф". Деятельность знахарей-лавочников, "знающих бабок", которые у "дохтура в городу в стряпках жили", - вся, так называемая, народная медицина в худшем смысле этого слова процветает в деревне.

Можно было бы привести целый ряд примеров обычной крестьянской терапии. Так, мне пришлось познакомиться с новой болезнью "чемиром", которая излечивалась вырыванием волос из головы. Один крестьянин привел ко мне свою жену и просил полечить ее, так как его лечение (выдергивание волос) уже не помогало. Эта болезнь, оказалось, по-видимому, простой невралгией, и я должен был заменить специфическое крестьянское лечение антипирином. Самыми ходовыми лекарствами являются там "кал", "суляма" и "купорос". Зубные болезни лечатся всегда купоросом, а вся "простуда" выгоняется баснословными поглощениями иодистого калия и сулемы.

Сплошь и рядом ко мне являлись крестьяне, больные склерозом сердца и сосудов, и выяснялось, что в течении целого ряда лет они пили сулему. Попытки мои применить ртутное противо-сифилитическое лечение и разрушить веру крестьян во всеисцеляющую силу иодистого калия были встречены сначала враждебно, и один конфликт был вынесен даже на сходку. Однако, настойчивое применение ртутных втираний и часто прекраснейшие результаты их побеждали деревенскую косность.

Убийственный факт 85% детской смертности в деревне чрезвычайно поразил меня, и я стремился понять причины этого явления. Некоторые из них были вполне очевидны: сифилитическая и алкогольная наследственность, неумение кормить грудных детей и в силу этого постоянные гастриты их, беспризорность детей в рабочее время и гибель их в колодцах, прудах и частое отравление беленой — все это явления, которые мне постоянно приходилось самому наблюдать. Но все же эти причины казались ничтожными в сравнении с тою, которую мне в конце-концов пришлось обнаружить.

IX.
В апреле была прекращена выдача правительственной попудной ссуды. За май ссуда крестьянам не была выдана и, хотя скот можно было выгнать в поле, положение голодных сразу сильно ухудшилось. Наш отряд должен быль значительно расширить кормление в столовых. В конце мая начались кое-какие полевые работы. В Уральских казачьих пределах начался покос. Так как целые семьи уходили на продолжительное время из села, то нерационально было кормлением в столовых удерживать их в селах. К 1-му июня мы закрыли все столовые, заменив их пайковою выдачею по 1 пуд. 5 фун. пшеницы и 10 фун. пшена на каждого взрослого и ребенка-школьника. Кроме того, в Покрово-Тананыковской волости были учреждены нами ясли для маленьких детей на время всей рабочей поры, с 15 июня по 16 августа. В этих яслях кормилось 100 человек детей. Для правильного функционирования яслей, как одного из средств борьбы с детскою смертностью, и на будущее время, а также для того, чтобы дать денежную поддержку ряду многосемейных крестьян Покрово-Тананыковской волости, нами были устроены общественные работы — постройка постоянного помещения для яслей. Это же помещение должно служить постоянным приютом и для детей - круглых сирот, родители которых умерли во время эпидемий предыдущих и этого голодных годов. Плата работникам за труд выдавалась, как пайки для их детей. На это предприятие было израсходовано 1400 руб., при чем из средств Московского О-ва Грамотности 900 руб., а остальные 500 рублей из средств, специально пожертвованных на это дело частными лицами.

При этом надо сказать, что в селе Лаврентьевке, а раньше в Ромашкине уже существовал приют для детей — круглых сирот Бузулук-Тананыковскаго района. Приют этот был основан в 1907 году при участии Пояркова, после голодного 1906 года. Но в последнее время он, не имея собственного помещения и забытый старыми благотворителями, начал приходить в упадок. Обычно сами крестьянские общества давали средства для прокормления и обучения детей приюта, но в этом году, когда большинство крестьян разорилось, а число детей-сирот увеличилось, наш отряд должен был взять кормление детей на средства Московского Общества Грамотности. Но, считая безусловно нравственно невозможным, прокормив их несколько месяцев, бросить детей на произвол судьбы, мы воспользовались возможностью построить для приюта постоянное помещение, связав его с устройством яслей на время рабочей поры и дав одновременно хорошую поддержку многосемейным крестьянам в острый момент голода.

Одно частное лицо (В. Г. К.) пожертвовало средства на покупку участка земли для приюта и на содержание воспитательниц в течение одного года.

Приют построен в селе Костине, Покрово-Тананыковской волости и находится в ведении «Бузулук-Тананыковскаго Общества трудовой помощи».

Есть надежда, что эта Костинская детская колония превратится в кустарно-ремесленную и земледельческую колонию, каковые прямо-таки необходимы в той местности, и хочется ждать дальнейшей поддержки этого гуманного и просветительного дела со стороны интеллигентного общества.

Удивительная нищета, грязь и невежественность постоянно поражали нас на каждом шагу нашей работы в деревне. Часто невыносимо больно было смотреть на жизнь крестьянина. Но одно нас всегда поддерживало — это полное осознание крестьянами своей темноты и страшная жажда просвещения. Это явление и нам, временным работникам в деревне, давало бодрость и светлые надежды на будущее. Крестьяне постоянно приходили к нам за советами и всюду жаловались на то, что только небольшой процент всех их детей получает возможность обучаться в школах, да и самые школы не удовлетворяют их. Главное же то, что совершенно нет сельских библиотек, негде достать книгу, и дети, кончившая школу, скоро забывают грамоту, не имея возможности чтения. Те немногие книжки, которые имели члены нашего отряда, брались нарасхват, а детские книжки с цветными картинками приводили ребятишек в полный восторг. Книг Нового Завета очень многие крестьяне никогда не видывали и не читали. Если иногда приходилось прочесть в крестьянской избе несколько строк из Евангелия на русском языке, то это производило необычайно сильное и глубокое впечатление.

В с. Ефимовке у меня быль один, внезапно заболевший мальчик-школьник, который все время своей тяжелой болезни и до самого момента смерти не расставался с книгой. Грамотный ребенок всегда любимец в крестьянской семье; при каждом удобном случае он собирает вокруг себя шабров и родных и читаешь вслух выученные в школе рассказы и стихотворения.

Сельские учительницы часто поражали нас своей любовью к детям, любовью к школьной работе, но их слишком мало и в слишком тяжелых условиях приходится им жить и работать.

Во время пребывания нашего в деревне, члены отряда очень интересовались принципиальным отношением крестьян к самому факту голодовок и к частной даровой помощи. Известно, что голодовки в деревне явление довольно обычное, к которому крестьяне в достаточной степени привыкли. В одной из волостей (Графской) построено даже специальное помещение для столовых в голодное время.

Когда мы уезжали домой, крестьяне торжественно провожали нас и просили «благодарить Москву, что не оставляет».

____________________________________
*) Из с. Ефимовки обратная дорога в город 160 верст
**) Челяк = около 3/4 меры.
***) Лошади так ослабли, что не держались на ногах; под брюхо им подкладывали палки, за концы
которых привязывались веревки и подвешивали лошадь к потолку; тогда лошадь полувисела,
полустояла.

Публикуется по: Московское Общество Грамотности. Комиссия школьных
столовых. Помощь голодающим в 1912-м году. Москва, Типография П.П.
Рябушинского, 1913 г.

Источник http://scisne.net/a-281


Пилотный проект СГО. Точка зрения чиновников
vens, vensor
vensor

28 января 2013 года. Письмо в школы: "...на основании письма Министерство образования Ульяновской области от 22.02.12 г. № 73-ИОГВ-22-03/6732 исх "О предоставлении информации" и совместно с администрацией МО "Кузоватовский район" принято решение о внедрении пилотного проекта системы "Сетевой Город. Образование" во всех образовательных учреждениях МО "Кузоватовский район". В сопроводительном документе были указаны учетные записи и пароли для всех ОУ района.

13 февраля состоялся обучающий семинар по внедрению и апробации системы "Сетевой город. Образование" для директоров, зам. директора по УВР, учителей информатики (ответственных за данный проект). Обратите внимание: ответственными по умолчанию становятся учителя информатики.

1 февраля 2013 г. напоминание: "...Срок включения в данный проект до 01.03.2013 г., но уже сейчас необходимо заносить всю информацию по школе в данную систему. Данный вопрос на контроле у Главы муниципального образования «Кузоватовский район»".

Ответственным за внедрение и апробацию ЕИС назначили инженера (ЭВТ) районного методического кабинета. Начальник управления образования района обещала финансовую поддержку проекта.

23 апреля 2013 года поступило напоминание: "...до конца мая 2013 г. оценки в автоматизированной информационной системе «Сетевой город. Образование» должны быть выставлены, ученики переведены на следующий учебный год. Просим Вас усилить контроль за заполнением АИС «Сетевой город. Образование».

27 июня 2013 года получен приказ №55 от 05.04.2013 г. "Об определении пилотной площадки". Содержание: "В целях автоматизации процессов составления отчётности ОУ Ульяновской области и создания между ними сетевого взаимодействия, на основании распоряжения Министерства образования Ульяновской области от 04.06.2013 г. №1907-р «Об определении пилотной площадки»:

  1. Определить общеобразовательные учреждения муниципального образования «Кузоватовский район» пилотными площадками по внедрению и апробации единой образовательной информационной системы «Сетевой город. Образование» (далее - ЕИС).
  2. Назначить ответственным от Управления образованием администрации муниципального образования «Кузоватовский район» за внедрение и апробацию ЕИС инженера (ЭВТ) районного методического кабинета.
  3. Руководителям образовательных учреждений назначить ответственное лицо за внедрение и апробацию ЕИС.

4 октября 2013 года получены документы по ЕИС «Сетевой город. Образование». Требования районного управления образования: "Необходимо ознакомиться с ними, и принять инструкции и приказы в Вашем образовательном учреждении".

Вот так красиво и последовательно (?) внедряется СГО в нашем районе. На бумаге!


Дела библиотечные
vens, vensor
vensor

В 2004 году в связи с реорганизацией железных дорог РФ ГОУ СОШ N20ст.Налейка Куйбышевской ж.д. передана в ведение администрации Кузоватовского района Ульяновской области. Примерно через год-два решением районной администрации в здание школы были размещены сельский клуб (из-за ветхости здания), сельская администрация с сельской библиотекой (здание, где они располагались сгорели) и ФАП, здание которого просто продали. Все это было сделано под маркой создания социо-культурного центра.

В 2012-2013 учебном году в ходе процедуры аккредитации школы, выяснилось, что все указанные структуры занимали помещения школы незаконно. За что, впрочем, никто так и не ответил.

Теперь в школе разместили детский сад, который начал работу с сентября 2013 года. В настоящее время сельского клуба (рука не поднимается написать "дом культуры") в поселке нет. ФАП остался в школе, так как услуги медиков важны как для детей. Поселковая администрация нашла себе приют в конторе лесхоза.

А вот с сельской библиотекой все оказалось непросто. И очень непросто.

Летом представитель районной администрации потребовала освободить класс на 2-м этаже школы под сельскую библиотеку, что и было сделано. Но родители учеников обратились в прокуратуру района, обеспокоенные тем, что по второму этажу школы, где расположены начальные классы, будут проходить посетители сельской библиотеки. В результате вмешательства прокуратуры директору пришлось заплатить штраф по решению суда, а сельскую библиотеку из здания школы убрали.

Буквально несколько дней назад в школе появился все тот же представитель районной администрации и распорядилась вновь вернуть сельскую библиотеку в здание школы, в помещение площадью не больше 4 кв.м., но на первом этаже. На просьбы директора о предоставлении официального документа, представитель администрации отмахнулась.

Но на этом библиотечное дело не закончилось. Буквально вчера стало известно, что ученик школы на сайте Правительства Ульяновской области пожаловался, что нет сельской библиотеки. То ли сам решил, то ли кто-то его подтолкнул к этому, что более вероятнее. Если кто-то из взрослых попросил ученика написать это обращение, то это очень некрасиво.

И теперь директора школы, администрацию района и ученика приглашают на аппаратное совещание. Если относительно первых все понятно, то зачем ученика приглашать? Вряд ли для того, чтобы похвалить за активную жизненную позицию...

Возникает ряд вопросов:

  1. Неужели чиновники районной администрации не знают законов? А если знают, и заведомо толкают директора школы на их нарушение, то как оценивать их действия?
  2. Почему представитель районной администрации не желает принимать во внимание представление суда, в котором требуется убрать сельскую библиотеку из здания школы? Чтобы отчитаться перед областным руководством об открытии сельской библиотеки?
  3. Почему в решении вопроса о сельской библиотеке не принимают участие ни Совет депутатов поселения, ни Глава поселения? Открытие сельской библиотеки - это как раз их забота. Что, районная администрация такого низкого мнения об эффективности этих структур?

Вопросов много, но вот ответов... Все понимают, что сельская библиотека нужна.Но ведь можно обойтись без нарушений законов, предписаний.

Кстати, в поселке нет клуба, поэтому следует ожидать неприятных вопросов и по его поводу.


Оговорочная победа
vens, vensor
vensor
Оригинал взят у skyzmey в Оговорочная победа
Пришло время подвести итог.
Тем более что пресс-служба губернатора сегодня распространила его обращение, где было отмечено, что «итогом прошедшего голосования стала БЕЗОГОВОРОЧНАЯ победа партии «Единая Россия», которая набрала 57, 62% голосов, на 14% улучшив свои позиции в регионе по сравнению с выборами в 2008 году». Увы, Сергей Иванович оговорился, точнее, спичрайтеры губернатора опять подводят его: в 2008 году «Единая Россия» набрала 66,36% голосов избирателей, так что позиции свои партия власти никак не улучшила, а наоборот ухудшила почти на 10%.

Итак, что это было?
Только не чистые и не честные выборы, к которым призывали наши областные и городские власти вместе «вертикальной» партией.
Во многом результат этих выборов был заложен еще полтора года назад, когда был предложен так называемый единый день голосования в начале сентября. В связи с этим вспоминается бородатый анекдот советского времени, когда Брежнев спорили Ричардом Никсоном, кто кого смог обыграть в международной политике. Брежнев говорит: «Ну что, Ричард, обыграли мы вас во Вьетнаме». Никсон говорит: «Зато мы у вас Южную Корею отыграли». Брежнев: «А мы у вас Кубу». Никсон: «А мы у вас Чили!». Брежнев: «А это было нечестно, у нас тогда все были на картошке!» (военный переворот в Чили случился 11 сентября 1973 г.).
Так вот, еще полтора года назад все нормальные политологи говорили о едином дне голосования, что этого нельзя делать, что в начале сентября народ в отпусках, на дачах, на картошке, да и просто отдыхает на природе, пользуясь последними погожими днями, и выгоден такой расклад только партии власти, потому что армия чиновников и зависимых бюджетников все равно придет, отдав голоса за свою партию. Но, несмотря на протесты, большинством голосов «Единой России» год назад Госдума ввела этот день. Это законно? Да. Честно? Не очень. Но такова политическая игра.
Вторая составляющая сегодняшних итогов выборов была заложена весной, когда начались скандалы в «Патриотах России» и «Справедливой России». В итоге в региональных отделениях полностью сменился состав, пришли люди, к этим партиям ранее не имевшие никакого отношения. Произошел такой франчайзинг - кто купит бренд. Затем систему франчайзинга стали использовать и другие партии. Франшизу «Яблока» взял Олег Горячев, приведя в список партии людей, к ней не имеющих никакого отношения и далеко не однозначных. «Гражданская платформа» - та вообще объединила в своем списке людей, не имеющих ничего общего с системой взглядов Михаила Прохорова, а также тех, кто вообще к политике не имел никакого отношения и не был виден никогда на горизонте политической жизни. В итоге накануне выборов избиратель (даже тот, кто следил за событиями) оказался в растерянности. Партий, за которые он голосовал, грубо говоря, не стало. Можно было б за «справедливую», но там Герасимов, можно было б за «платформу» - но там Селиверстов, только что пришедший из «Единой России», можно было б за «Яблоко» - но там Матвей Володарский, можно было б за патриотов, но там прежних патриотов не осталось, а сама партия перестала быть оппозиционной... И избиратель терял всякое желание идти на выборы.

Самые запомнившиеся моменты предвыборной кампании:
Запрет рекламным агентствам размещать политическую агитацию КПРФ на билбордах Ульяновска. Как признавались в компаниях, запрет шел напрямую из администрации города, и они боялись его нарушить, поскольку были в зависимом положении - у всех у них давно закончились договоры аренды земли под рекламными щитами (http://www.kommersant.ru/doc/2236091 ). Облизбирком сказал, что это сфера ведения антимонопольщиков, а те заявили, что это не их сфера, поскольку политическая реклама к ним не относится, и надо обращаться в облизбирком. На том и закончилось.
Следующее - черный пиар газеты дважды выходившей газеты 73Online. Не просто черный пиар, а клевета, заведомая ложь. И уже облизбирком признал все это нарушением выборного законодательства, однако ограничился только предупреждением. Мой друг отказался идти на выборы: «Хотел голосовать за КПРФ, но как только прочитал, что в 73Online про Кругликова, так сразу и расхотелось. Да, ты мне рассказал, что это неправда, но осадок все равно остался». На то и было рассчитано. Кто был заказчиком, догадаться нетрудно. Надо только копнуть.
Прямая агитация со стороны чиновников облправительства, выезжающих на предприятия и в учреждения, города и села. Да, наверное, они брали отпуск, да, наверное даже ездили на личном автомобиле (что сомнительно), но то, что они пользовались своим служебным положением, факт.
Постоянная фоновая реклама «будущее начинается сегодня», размещаемая, скорее всего, за бюджетные деньги (но только не за деньги партии), которая использовалась в рекламной кампании единороссов и вызывала у электората устойчивую ассоциацию с партией власти.
Все эти праздники, открытия, конференции и конгрессы, идущие под тем же лозунгом, а нередко сопровождавшиеся и почти прямой агитацией.
И, конечно же, радио и телевидение, где то и дело мелькали лица наиболее важных кандидатов от «Единой России» без ссылок об оплате из избирательного фонда, «поскольку речь идет о действующем депутате заксобрания», хотя непосредственных обязанностей депутата это, как правило, не касалось.
И в последние дни - по рассказам очевидцев - уговоры родителей и воспитателей детсадов голосовать за того, кого надо.

А теперь главное и самое интересное: проанализируем таблицу предварительных итогов голосования, сделав небольшие дополнительные расчеты. И увидим забавные моменты.
tab1
tab2

За «Единую Россию» отдали голоса 57,62% избирателей, принявших участие в голосовании, за КПРФ - 14,08%, ЛДПР - 7,24%. «Справедливая Россия» набрала 3,03%, «Яблоко» - 2,96%, «Гражданская платформа» - 1,84%. Партия-спойлер КПСС получила 2,47%, отобрав голоса коммунистически настроенных избирателей. У «Коммунистов России» (также исполняла роль спойлера) - 2,37% голосов. «Родина» получила 1,94%. «Зеленые», «Воля», «Патриоты России» и «Гражданская позиция» набрали менее одного процента.

Хорошо видно, что наибольшее количество голосов партия власти получила в сельских районах области. Так, в Карсунском округе №1 за нее проголосовало 79,5% избирателей, в Вешкаймском округе №2 - 68,03%, в Новоспасском округе №4 - 75,52% и т.д. Теперь замечаем, что в районах, где у «Единой России» самые высокие результаты, отмечается и самая высокая явка избирателей (четвертая строчка снизу второй части таблицы - дополнительный расчет) и (внимание!) там же и самый большой процент проголосовавших на дому - 18-20% (предпоследняя строчка второй части таблицы - дополнительный расчет). Эксперты считают, что если голосование на дому выше пяти процентов, то итоги голосования в этих округах становятся сомнительными, поскольку процент немощных избирателей не бывает выше. У нас же по всем районам области 13-20%, а в среднем по региону - 11,34%, в то время как в 10,11 и 18 ОИК всего один процент. Яркое исключение - ОИК №14, где на дому проголосовало 8,8% избирателей, участвовавших в голосовании. Сразу вспоминается заявление наблюдателя от КПРФ Александра Талынева, направленное в облизбирком и прокуратуру области. В жалобе сообщается о том, что представители кандидата от «Единой России» ходили по домам и дарили пожилым людям индийский чай и конфеты, предлагая проголосовать на дому и обязательно - за конкретного кандидата от партии власти - Тамару Дмитриеву. Талынев считает это подкупом избирателей. По словам председателя облизбиркома Юрия Андриенко, выяснилось, что господин Талынев «тайно и без разрешения схватил со стола председателя УИКа пачку заявлений о голосовании на дому и унес их, правда, затем вернул, хотя не известно, все ли». Сам Талынев пояснил, что заявления ему дала председатель комиссии, а ознакомиться ему было необходимо, чтобы опросить избирателей. Избирком подтверждения фактам не нашел, зато теперь полиция расследует фактом «кражи заявлений».
Между тем, политический аналитик Александр Кынев (Москва) считает, что «высокий процент явки и голосования на дому в районах области говорит о том, что победа «Единой России» в этих округах получена административным путем». Председатель Межрегионального объединения избирателей Андрей Бузин, замечает, что высокий процент голосования на дому в Ульяновской области «может быть связан и с вбросом бюллетеней», но «скорей всего, это был объезд деревень - классическая технология, характерная также для Воронежской и Тамбовской областей». «Несомненно, это нарушение процедуры, но доказать его при отсутствии политической воли руководства региона невозможно», - говорит эксперт.
Теперь смотрим еще одну интересную вещь: число открепительных удостоверений, выданных участковыми избирательными комиссиями (графа 11). В ОИК №1, к примеру, выдано 1817 открепительных, но проголосовало по ним в той ОИК только 189. Такая картина во всех ОИК районов области: выдается 2 тысячи - голосуют 150-180. Куда же деваются все эти тысячи открепительных? А их (хотя и не все) мы находим в городских ОИК №12 (475 открепительных), №13 (602 открепительных) и №14 (679 открепительных). Интересные цифры? Очень. И снова вспоминаются жалобы наблюдателей о том, что к избирательным участкам подъезжали некие автобусы с некими людьми...

Я считаю, что выборы не станут ни чистыми, ни честными, пока есть административный ресурс, пока разрешается главам быть «паровозами», пока позволяется баллотирующемуся чиновнику или депутату не уходить в отпуск и исполнять свои обязанности, что дает ему возможность бесплатной агитации через все зависимые СМИ, пока губернаторам и мэрам позволяется путать свою партийную принадлежность с исполнением своих обязанностей главы.
Но добиться этого не получится, потому что контроль над всей законодательной властью у «Единой России». А она лишаться этой опоры не захочет. Несмотря на то, что такое сращивание с исполнительной властью можно назвать корпоративной коррупцией - действиями чиновников в интересах определенной группы лиц.
И единственный выход - планомерная и серьезная работа оппозиционных партий (если они еще в состоянии) по доказательству всех нарушений через суды. Это трудно, но возможно. Избиратель поверит только сильным, только тем, кто может за себя постоять. В противном случае эта безвыходность однажды это выльется в гражданский протест.

Прошу ретвит! Please RT! Обращение фермеров Ульяновской области к Генеральному прокурору России
vens, vensor
vensor
Оригинал взят у kantemirov_r в Прошу ретвит! Please RT! Обращение фермеров Ульяновской области к Генеральному прокурору России

[reposted post]Это национальная катастрофа! Храню все диктанты как вещдок.
wapkin
(перепостил vensor)
Оригинал взят у vladimirkle в ЕГЭ и уровень образования молодежи в РФ. Я просто в шоке....

100 баллов за ЕГЭ - это «через чюр»



- Первокурсники журфака только что написали проверочный диктант по русскому языку. Подтвердили ли они оценки, с которыми поступали?

- Установочные диктанты для выявления уровня знаний первокурсников мы пишем каждый год. Обычно с ними не справляются 3-4 человека. Но результаты этого года оказались чудовищными. Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 стобалльников ЕГЭ, сделали в среднем по 24-25 ошибок. Практически в каждом слове по 3-4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение.

- То есть?

- Ну что такое, например, по-вашему, рыца? Рыться. Или, скажем, поциэнт (пациент), удастса (удастся), врочи(врачи), нез наю (не знаю), генирал, через-чюр, оррестовать. Причем все это перлы студентов из сильных 101-й и 102-й групп газетного отделения. Так сказать, элита. А между тем 10% написанных ими в диктанте слов таковыми не являются. Это скорее наскальные знаки, чем письмо. Знаете, я 20 лет даю диктанты, но такого никогда не видела. Храню все диктанты как вещдок. По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян.

Читать дальше...Свернуть )